Читайте также:

И чего тут только не было- и железнодорожные пути, и стрелки, и пыхтенье локомотивов, и паровозныегудки, однако ощущение было такое, будто ты совершаешь некий ритуал, но неуезжаешь и не расстаешься...

Чивер Джон (Cheever John)   
«Еще одна житейская история»

;   Примитивный и вместе с тем замысловатый, слоноподобный, но изящный, он,как скульптура Генри Мура или Микеланджело, поражает легкостью плавных форми объемов; это промыт..

Джон Фаулз (John Robert Fowles)   
«Любовница французского лейтенанта»

Он был сложнойличностью: реалистом, ясно понимавшим большой перевес противника, иодновременно романтиком, готовым умереть за то, во что верил...

Шелдон Сидни (Sheldon Sidney)   
«Пески времени»

Смотрите также:

О. Н. Михайлов. Гроссмейстер литературы

Юрий Анненков. Евгений Замятин

Д. П. Святополк - Мирский. Е. Замятин

Замятин Евгений Иванович. Автобиография

А. Воронский. Е. Замятин

Все статьи


Социальный прогноз в романе Е. Замятина «Мы»

Проблематика романа Е. И. Замятина «Мы»

Идейный смысл романа Замятина «Мы»

Творчество Е. И. Замятина

Антиутопия для античеловечества (По роману Е. И. Замятина «Мы»)

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:




Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

«Детская»



Замятин Евгений Иванович

Желаем Вам приятного чтения (Страниц: 7)



Также вы можете получить: полный текст книги, версию для печати




Тем временем:

... Закончив работу, вылез, развернул одеяло, сложил вдвое по длине и бережно, точно ребенка, опустил на руках в окоп. Затем взял винтовку, противогаз, каску и аккуратно разложил все на бруствере.
     Потом откинул край одеяла и прямо в грязных ботинках вошел в свою "спальню". Снял куртку, бросил в изголовье, попытался лечь. Однако окоп оказался короток, пришлось изрядно подогнуть ноги. Солдат накрылся краем одеяла и откинулся грязной головой на грязную куртку. Взглянул на вечернее небо. Со стенки окопа за шиворот подло посыпались комочки земли, одни угнездились на шее, дРутие, щекоча спину, ниже. Однако солдат даже не шелохнулся.
     Вдруг в ногу - чуть выше гетры - злобно и безжалостно впился рыжий муравей. Солдат хлопнул ладонью по ноге, чтобы расправиться с обидчиком, но Тут же отдернул руку и резко, со свистом втянул воздух - больно! Живо вспомнилось, где и как сегодня утром он лишился целого ногтя. Палец обожгло и заломило, солдат поднес руку к лицу и стал в полутьме [111] рассматривать. Потом бережно и заботливо, словно занемогшего друга, укрыл всю руку одеялом и начал утешать себя знакомой всякому воюющему солдату самой солдатской белибердой.
     "Вот вытащу руку из-под одеяла, а ноготь уже отрос, и пальцы чистые, и сам я весь чистый. На мне чистые трусы и майка, белая рубашка. Голубой галстук-бабочка. Серый костюм в полоску. Я приду домой и крепко-накрепко запру дверь. Сварю кофе, поставлю пластинку - и крепко-накрепко запру дверь. Буду читать книги, напьюсь кофе, наслушаюсь музыки и - крепко-накрепко запру дверь.
     Открою окно, впущу девушку, милую, кроткую, не чета Фрэнсис или кому из прежних - и крепко-накрепко запру дверь. Скажу, походи просто по комнате, а сам буду любоваться ее американскими лодыжками. Скажу, почитай мне стихи: из Эмили Дикинсон - про неприкаянность и из Уильяма Блейка - про Агнца...

Сэлинджер Джером (Salinger Jerom)   
«Солдат во Франции»