Читайте также:

Прямо заспиной парня стоял глухонемой, все еще тихо всхлипывавший и быстропереступавший на месте ногами, словно в нетерпении. Однако не успелпожи..

Фолкнер Уильям (Faulkner William)   
«Весло»

..      Он неуверенно кашлянул.      - Понимаю, - произнес доктор сочувственно.      - Я ..

Артур Конан Дойль (Sir Arthur Ignatius Conan Doyle)   
«Неудачное начало»

Дорога изобиловала поворотами как будто ее прокладывая любительводных лыж, и когда впереди открывался мало-мальски прямой участок, икакой-нибудь мерседес успевал обогнать идущу..

Уэстлейк Дональд (Westlake Donald)   
«Жертвенный лицедей»

Смотрите также:

А. Воронский. Е. Замятин

О. Н. Михайлов. Гроссмейстер литературы

Д. П. Святополк - Мирский. Е. Замятин

Юрий Анненков. Евгений Замятин

Литературное творчество Е. И. Замятина

Все статьи


Идейный смысл романа Замятина «Мы»

Ирония в произведениях Е. И. Замятина

Свобода личности в творчестве Е. Замятина

Творчество Е. И. Замятина

Роман-антиутопия Е. Замятина «Мы»

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:




Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

«Знамение»



Замятин Евгений Иванович

Желаем Вам приятного чтения (Страниц: 8)



Также вы можете получить: полный текст книги, версию для печати




Тем временем:

...
     У Асьюта Клерфейт начал снижение. Гранатовые рощи возле гавани и фиговые сады Эль-Хамры взвились вверх, то справа, то слева над бортом показывалась пароходная пристань, шасси мягко коснулись земли, самолет покатил по летному полю и наконец стал.

     Ступив на землю, Гэм пошатнулась. Арабы толпой бросились к самолету; следом подъехал автомобиль и затормозил прямо перед нею. Она увидела руку с крупным опалом на пальце. Лунки ногтей были темными. Креол открыл дверцу, выпрыгнул из авто и предложил свои услуги. Клерфейт, не отвечая ему, отправил одного из арабов за полицейской охраной для аэроплана и только потом согласился принять помощь -- с подчеркнутой благодарностью, в которой креол явно услышал пренебрежение.
     Креол привез их в гостиницу, прощаясь, склонился перед Гэм. Руку Клерфейта он будто и не заметил. Тот скривил губы -- креол вспыхнул и едва не кинулся на него с кулаками, но Клерфейт с невозмутимым презрением уже отвернулся.
     Вечером Клерфейт показал Гэм гробницу номарха Хап-Тефы. На обратном пути по автомобилю кто-то выстрелил.
     -- Креол, -- сказал Клерфейт, затормозил, вышел из машины и, стоя в лунном свете, стал ждать. Никто не появился, и Клерфейт снова сел за руль.
     Ароматы ночи набирали силу. Вдоль дороги стояли пальмы, точно вырезанные из черного стекла. Мимо бежали сонные хижины с редкими огоньками, порой доносился приглушенный собачий лай.
     В гостинице Клерфейт немедля распахнул окна настежь. Огромное ночное небо хлынуло внутрь, захлестнуло комнату волнами синевы и серебра, следом влетел ветер, залепетал, запел, порывисто дыша, небо -- словно узкая, твердая ладошка, а ветер -- смуглый, жаркий шепот. Гэм вся напряглась: что это -- шум нильских вод, гул пропеллера, блеск самолетных плоскостей в потоках лунного света, крик сокола? Клерфейт одним прыжком очутился рядом с нею...

Ремарк Эрих Мария (Remarque Erich Maria)   
«Гэм»