Читайте также:

     - Значит, вы не хотите?      - Я вам уже вчера сказал. Я не могу...

Эрнест Хэмингуэй (Ernest Miller Hemingway)   
«Иметь и не иметь»

     И все чаще и чаще взгляд ее останавливался на графе. Вместе с покоем,вместе с этой тихой, вечно однообразной жизнью в ее сердце..

Эверс Ганс Гейнц (Ewers Hanns Heinz)   
«Последняя воля Станиславы Д'Асп»

— Вот я и стал футуристом и гидом.— Гидом! — засмеялся Мускари. — Кто же твои туристы?— Некий Харрогит с семьей, — ответил Эцца.— Неужели банкир? — заволновался Мускари...

Гилберт Кийт Честертон (Gilbert Keith Chesterton)   
«Разбойничий рай»

Смотрите также:

Д. П. Святополк - Мирский. Е. Замятин

О. Н. Михайлов. Гроссмейстер литературы

Замятин Евгений Иванович. Автобиография

А. Воронский. Е. Замятин

Юрий Анненков. Евгений Замятин

Все статьи


Ирония в произведениях Е. И. Замятина

Социальный прогноз в романе Е. Замятина «Мы»

«Общество будущего» и настоящее в романе Е. Замятина «Мы»

Антиутопия для античеловечества (По роману Е. И. Замятина «Мы»)

Роман-антиутопия Е. Замятина «Мы»

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:




Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

«Мученица науки»



Замятин Евгений Иванович

Желаем Вам приятного чтения (Страниц: 9)



Также вы можете получить: полный текст книги, версию для печати




Тем временем:

...
   - Да это уопшотовские парни! - услышал Мозес слова, донесшиеся из темного окна в доме приходского священника. - Ложись-ка снова спать.
   Каверли было тогда лет шестнадцать или семнадцать; такой же красивый, как и брат, он отличался от него длинной шеей, пасторским наклоном головы и дурной привычкой хрустеть суставами пальцев. Характера он был живого и сентиментального, беспокоился о здоровье ломовой лошади мистера Хайрама и с грустью смотрел на обитателей Дома моряков - пятнадцать-двадцать глубоких стариков, сидевших на скамейках в грузовике и казавшихся бесконечно усталыми. Мозес учился в колледже, за последний год он достиг полной физической зрелости и обнаружил дар рассудительного и спокойного восхищения самим собой. Сейчас, в десять часов, мальчики сидели на траве, ожидая, когда их мать займет свое место на колеснице Женского клуба.
   Миссис Уопшот основала Женский клуб в Сент-Ботолфсе, и это обстоятельство каждый год отмечалось во время процессии. Каверли не помнил ни одного 4 июля, чтобы его мать не выступила в своей роли основательницы. Колесница представляла собой простую платформу, застланную восточным ковром. Шесть или семь членов-учредительниц сидели на складных стульях спиной к вознице. Миссис Уопшот, в шляпе, стояла у столика, время от времени отпивая глоток воды из стакана, грустно улыбаясь членам-учредительницам или какой-нибудь старинной приятельнице, которую узнала среди публики, стоявшей вдоль пути. В таком виде, возвышаясь над толпой, слегка сотрясаемая движением платформы, в точности как те статуи святых, что носят осенью по улицам северной окраины Бостона для того, чтобы на море стих жестокий шторм, миссис Уопшот ежегодно представала взорам своих друзей и соседей, и то, что ее везли по улицам, казалось вполне закономерным, так как не было в поселке человека, который сделал бы для его процветания больше, чем она. Ведь это она учредила комитет для сбора денег на постройку нового приходского дома при церкви Христа Спасителя...

Чивер Джон (Cheever John)   
«Семейная хроника Уопшотов»