Читайте также:

К тому же он всегда питал слабость к тавтологии.— Подобное мог сделать только какой нибудь лунатик.— Я понимаю вашу точку зрения, — ответил ему полковник де Грааф...

Маклин Алистер (MacLean Alistair)   
«Шлюз»

Третьим из тех, кого можно было назвать завсегдатаем, считался Мегрэ; все называли его комиссаром и не отваживались на слишком грубые шуточки.Четвертый же игрок менялся...

Сименон Жорж (Simenon Georges)   
«Игроки из Гран Кафе»

го и замкнутого, всегда сумрачного и чуждого веселости, и притом столь рассеянного, словно он постоянно уходил мыслью в далекое прошлое или прислушивался к давно отзвучавшим голосам, - кто ..

Чарльз Диккенс (Charles Dickens)   
«Одержимый или сделка с призраком»

Смотрите также:

Юрий Анненков. Евгений Замятин

Литературное творчество Е. И. Замятина

А. Воронский. Е. Замятин

Д. П. Святополк - Мирский. Е. Замятин

Замятин Евгений Иванович. Автобиография

Все статьи


Роман-антиутопия Е. Замятина «Мы»

Ирония в произведениях Е. И. Замятина

Антиутопия для античеловечества (По роману Е. И. Замятина «Мы»)

Творчество Е. И. Замятина

Проблематика романа Е. И. Замятина «Мы»

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:




Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

«Москва - Петербург»



Замятин Евгений Иванович

Желаем Вам приятного чтения (Страниц: 18)



Также вы можете получить: полный текст книги, версию для печати




Тем временем:

... А родители — пребогатые фабриканты. Скота, человека, даже гуся, куру — она всех лечит, ей все едино. В Нижний требовали: обмер там чей-то мальчик и лежит, недели две лежал, хоть в землю закопать! А она ему где-то иглой уколола, дак он к потолку взвился, мальчонко-то, ей за то — двадцать пять рублев да шерстяное платье — получи!
     — У нас она — первый человек, ее и на сходе уважают, слушают, даже становой боится. Она ему три зуба выдрала с корнями, дак корни-те по вершку оказались и с крючьями на концах. Никто не мог выдрать их, а она — все может! Она — бесстрашной жизни и всем тайностям владыка. Взглянет на тебя да как спросит внезапу: «Ты чего думаешь?» Дак ты ей тут, в душу твою, как дверь отворишь: на, гляди!
     Мокеев начал говорить с хвастливой гордостью, но скоро, понизив сипучий старческий голосок, он сказывал уже со страхом. Крючковатые пальцы его, запутавшись в нитях невода, перестали работать, бессильно легли на острые колени.
     Я узнал, что Иваниха — дочь некрещеного мордвина, охотника на медведей и колдуна, убитого во время мордовского движения сороковых годов.
     — Отец-то ее самому Кузьке, мордовскому богу*, бунтарю, приятелем был...
     После смерти отца Иваниха осталась подростком-сиротою, ее окрестили, когда она была уже взрослой девицей, и вскоре после этого на ней женился лесник.
     Три года она, бездетно, прожила с ним, а на четвертый, весною, лесника задрал медведь. Иваниху оставили в лесной сторожке, и она начала бить медведей, — леса Сергача славились обилием этого зверя, и до семидесятых годов XIX века мужики-«сергачи» были лучшими дрессировщиками и «поводыря- ми» медведей на всю Россию. Била Иваниха зверя «по-мордовски»: обкладывала правую руку лубками, окручивала ее, до плеча, сыромятным ремнем, в кисть брала нож, а в левую руку — короткую, вроде тяпки, секиру. Когда зверь шел на нее, разинув пасть, она била его тяпкой по лапам и, сунув нож в пасть, вспарывала горло медведю...

Максим Горький   
«Знахарка»