Читайте также:

     Кто-то справа окликнул меня. Возможно, один из тех, кого я решилвытряхнуть.      - Что? - спросил я...

Сэлинджер Джером (Salinger Jerom)   
«Сельди в бочке»

-- Онаговорит, ей и так не управиться со всей этой стряпней.      -- Пусть погуляет, -- сказал дядя Мори...

Фолкнер Уильям (Faulkner William)   
«Шум и ярость»

Спустя какое-то время, жучок вновь зашуршал, и желание поживиться им вконце концов возобладало над страхом перед отложившимися в пам..

Ян Флеминг (Ian Fleming)   
«Бриллианты вечны. Пер. - М.Хвостов»

Смотрите также:

О. Н. Михайлов. Гроссмейстер литературы

Замятин Евгений Иванович. Автобиография

Д. П. Святополк - Мирский. Е. Замятин

Литературное творчество Е. И. Замятина

А. Воронский. Е. Замятин

Все статьи


Драматическая судьба личности в условиях тоталитарного общественного устройства (по роману Е. Замятина «Мы»)

Социальный прогноз в романе Е. Замятина «Мы»

Роман-антиутопия Е. Замятина «Мы»

Идейный смысл романа Замятина «Мы»

Проблематика романа Е. И. Замятина «Мы»

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:




Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

«Землемер»



Замятин Евгений Иванович

Желаем Вам приятного чтения (Страниц: 10)



Также вы можете получить: полный текст книги, версию для печати




Тем временем:

... - Чего вы приморцев не держали? Небось в тылу сидят, одеты и обуты... Одних штабов, как собак, расплодилось...
   - Верно, Кирюха... В тылу... галифеи шириной в Амур распустили.
   Масса не слушалась комиссара. Вчера, ругаясь с ним из-за продуктов, она еще чувствовала в нем силу и нехотя подчинялась ей. Это не было, как в прежние дни, сознательное уважение к старшему товарищу, а просто последние остатки робости перед начальством. Они проявлялись тем сильней, чем независимей, храбрей и строже держался начальник. Но сегодня это уже не помогало. Сегодня масса не боялась и ненавидела комиссара. Он являлся единственным препятствием на ее пути. Вопрос ясен. К чему этот разговор?
   - Дово-ольно! - кричала толпа.
   - Долой комиссара! Отзвонил свое. Даешь в отставку!
   На заросшей завалинке зимовья сидел Семенчук и ждал. В волнующейся толпе странно было видеть его притаившуюся, безучастную фигуру. И несколько раз, ловя на себе его хитрый, выжидающий взгляд, Челноков думал, что это единственный человек, который мог бы еще удержать полк. Но Семенчук молчал. Он сам был амурец, ему надоело воевать, а симпатии толпы так изменчивы, что не стоит рисковать своим авторитетом за чужое дело.
   - За Амур! - рвался через тайгу в золотистые амурские пади стихийный тысячеголосый рев.
   - Слушай, Семенчук, - сказал Челноков, наклонясь к командиру, - если они уйдут - ты будешь отвечать.
   Семенчук насмешливо улыбнулся:
   - При чем тут я? Мое дело маленькое.
   - Врешь! - не выдержал Челноков. - Ты продаешь весь фронт за свой командирский значок...
   - Что-о?!
   Семенчук вскочил, как ужаленный. В его напряженной позе скользнуло что-то кошачье. Даже желтая шерсть его тигровой тужурки, казалось, вздыбилась, как живая.
   - Товарищи!.. Вы слышали, что сказал комиссар? Вы слышали, что он сказал? - Голос Семенчука дрожал от деланного гнева. - Мы, что целый год страдали в сопках, падали под пулями, топли в болотах, кормили мошкару, мы, оказывается, предатели революции! А они, что пришли на готовенькое, надели френчи и сели на наши шеи, они - спасители...

Фадеев Александр Александрович   
«Рождение амгуньского полка»