Читайте также:

Конечно, она расспрашивала всех о загадочном Слове и о причине волнений. Что до Слова, ответить ей не мог никто, что же до волнений — почти никто в ее небольшом мирке...

Гилберт Кийт Честертон (Gilbert Keith Chesterton)   
«Преданный предатель»

..      Нетерпеливый жест Ореста.      Хорошо. Стучу, но это безнадежно. (Стучит...

Сартр Жан Поль (Sartre Jean-Paul Charles Aymard)   
«Мухи»

     Надо же на что-нибудь решиться. Жалко же.                &..

Зощенко Михаил Михайлович   
«Рассказы, не вошедшие в собрание сочинений»

Смотрите также:

Замятин Евгений Иванович. Автобиография

А. Воронский. Е. Замятин

О. Н. Михайлов. Гроссмейстер литературы

Д. П. Святополк - Мирский. Е. Замятин

Литературное творчество Е. И. Замятина

Все статьи


Ирония в произведениях Е. И. Замятина

Антиутопия для античеловечества (По роману Е. И. Замятина «Мы»)

Роман-антиутопия Е. Замятина «Мы»

Проблематика романа Е. И. Замятина «Мы»

Творчество Е. И. Замятина

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:




Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

«Мученица науки»



Замятин Евгений Иванович

Желаем Вам приятного чтения (Страниц: 9)



Также вы можете получить: полный текст книги, версию для печати




Тем временем:

... Индия, которая будет спасена славой, окружившей
         трон, завоеванный сыном, родившимся от
         любви, овладевшей девушкой, расстегнувшей
         мундир генерала раджи.

    Песня тотчас была переписана тремя писцами на большом листе пергамента. Плату они должны были получить от генерала. Вот опять, по тихим улицам города, пугая обезьян и павлинов, зашумела, завоняла и промчалась мотоциклетка - генерал возвратился домой. - "Ванну!" - и дрессированный, служивший прежде у европейцев слуга из Бомбея с поклоном указал на большой резиновый таз с тепловатой водой, потому что генерал не был спортсменом и боялся холодной. Вот плавно опустился на спинку кресла мундир, расстегнутый на этот раз не девушкой, а самим генералом. Вот примеру мундира последовали белые штаны с золотым лампасом. Только одна треуголка медлила покинуть свое место, когда артисты вошли. Художник впереди, поэт позади, в руках у каждого его произведение. За ними толпа почитателей и любопытных, среди нее заинтересованные в деле писцы. Генерал ахнул, гаркнул и задрожал. Точь в точь так же ахнул, гаркнул и задрожал, по его воспоминаниям, русский генерал, которому в ресторане подали незамороженное шампанское. - "Эти черные... какая наглость! Художник уронил картину. Генерал стал топтать ее ногами. Тибетское стихотворение было разорвано в клочки. Толпа замерла. Генерал бесновался. Он прыгал по комнате, как освирепелая обезьяна, голый, в одной треуголке, он визжал как шакал, которому переломили лапу...

Гумилев Николай Степанович   
«Черный генерал»